Лесной царь - страница 4

Лесной царь - страница 4


засидится и мне наскучит, я достаю все принадлежности и начинаю нерасторопно

натирать свои башмаки. Поначалу прямо на ноге, позже снимаю и водружаю их на

стол. Преимущество тусклого крема состоит в том, что, когда чистишь

им обувь Лесной царь - страница 4, можно и даже должно обходиться без щетки. Какое счастье

зачерпывать пальцами эту белесую, полупрозрачную, терпко пахнущую массу и

втирать ее в кожу, напитывать ею все поры, каждую складку, промазывать швы!

Со стороны гостя Лесной царь - страница 4 было бы просто свинством мешать мне предаваться

возлюбленному занятию, дарующему бодрость, чувство свободы и покоя.

Мои руки любят обувь, если можно так выразиться, даже мучаются, что

они не ноги. Так девочки-переростки переживают, что не родились мальчуганами Лесной царь - страница 4.

16 марта 1938. Угнездившись, как обычно, в собственном углу и сжимая правой

рукою мою левую, Нестор саркастически взглянул на меня через свои очки,

сделавшиеся еще больше устрашающими после того, как он поменял утерянный

осколок полосой лейкопластыря Лесной царь - страница 4, и прошептал:

-- Ты знаешь барона Адреца? Ну, очевидно, нет. Откуда бы мне знать

барона? Но Нестор и не ждал ответа.

-- На данный момент расскажу для тебя о нем. Звали барона Франсуа де Лесной царь - страница 4 Бомон, он был

владетелем замка Ла Фретт в Дофине. Это было в XVI веке, когда религиозные

войны давали возможность храбрецам попытать фортуну.

Однажды на охоте Адрец и его егеря загнали медведя. Деваться Лесной царь - страница 4 зверьку

было некуда, потому что за его спиной простиралось ущелье. Затравленный зверек

ринулся на 1-го из охотников, но тот успел выстрелить и они в обнимку

упали в снег. Стоявший вблизи барон ринулся было на помощь собственному

слуге Лесной царь - страница 4, но вдруг застыл, пораженный необычным зрелищем: человек и раненый

медведь, не разжимая объятий, медлительно сползали в пропасть. Барон был

заворожен их неторопливым движением к погибели. Когда темная масса в конце концов

упала в ущелье, оста-

вив только Лесной царь - страница 4 сероватый след на белоснежном снегу, Адрец испустил крик экстаза.

Через несколько часов егерь стал перед бароном, кровавый,

израненный, но живой, тогда как медведь убился насмерть. Охотник уважительно

поинтересовался у барона, отчего тот Лесной царь - страница 4 вдруг раздумал его выручать. Адрец

мечтательно улыбнулся, как от сладчайшего мемуары, и произнес

загадочною и грозную фразу: "Никогда не задумывался, что падающий человек настолько

прекрасен".

С того времени барон не отказывал для себя в наслаждении следить Лесной царь - страница 4 падения.

Воспользовавшись суматохой, царящей в стране, раздираемой религиозными

войнами, он захватывал католиков в протестантских провинциях и протестантов

-- в церковных, для того, чтоб их низвергнуть. Низвержение

сопровождалось неповторимой церемонией: арестанту завязывали глаза и заставляли

плясать под Лесной царь - страница 4 звуки виолы на ничем не огражденной верхушке башни. Барон же

сладострастно любовался, как человек приближается к пропасти, удаляется от

нее, вновь приближается и, в конце концов, с кликом кошмара срывается вниз на

воткнутые у подножья Лесной царь - страница 4 башни копья.

У меня никогда не являлось желания проверить историческую достоверность

повествования Нестора. К чему? Здесь была явна психическая, я бы

произнес, несторическая достоверность. Собственный рассказ о сумрачных развлечениях барона

Адреца Нестор не сопроводил Лесной царь - страница 4 никакими пояснениями, но позднее бросил фразу,

которая, как я на данный момент понимаю, перекликалась с историей барона: "Миг, когда

человек по случайности открывает внутри себя извращение, которым потаенно мучился,

непременно, самый пронизывающий в его жизни Лесной царь - страница 4". Еще напоминаю, что он

употребил, при этом хвалебно, словечко, которое мне показалось замысловатым:

эйфория. "Адрец открыл внутри себя кадентную эйфорию", -- увидел Нестор, после

чего навечно задумался над настолько непривычным словосочетанием, может Лесной царь - страница 4 быть,

подыскивая более четкое определение овладевшей бароном неизвестной страсти.

20 марта 1938. В утренней газете я нашел перечень 2783 лиц,

исчезнувших безо всяких следов в течение прошедшего года. Очевидно, некие из

их просто сбежали от семейных обязательств либо опостылевшей Лесной царь - страница 4 супруги.

Но многие стали жертвами злодеяния, при этом убийцы позаботились

убить "основную улику" средством огня, земли либо воды. Если еще

учитывать, что самые опасные убийства не отличить от "естественной кончины",

то Лесной царь - страница 4 можно додуматься, в сколь кровавом обществе мы обретаемся. Так как

обычно все бывает шито-крыто, нам раз в день приходится пожимать руки

душителям либо; отравителям, короче говоря, руки, замаранные убийством.

Юстиция занимается, на самом деле, неудавшимися злодеяниями Лесной царь - страница 4, другими словами теми,

которые не удалось утаить. Ничтожное количество заведенных дел об убийствах

-- не больше дюжины за год -- призвано удостоверить, поточнее, сделать

видимость, что в нашем обществе уважается людская жизнь.

На Лесной царь - страница 4 самом же деле наше общество располагает ровно таковой юридической

системой, которую заслуживает общество, где процветает культ убийства.

Направьте внимание на таблички с наименованиями улиц. Они просто пестрят именами

выдающихся вояк, другими словами профессииональных убийц да еще самых Лесной царь - страница 4 кровавых в

нашей истории.

22 нарта 1938. Невзирая на то, что древная монастырская церковь была

издавна отреставрирована, на службы и молитвы нас водили в современной

постройки часовню, убранную и расписанную в византийском стиле. По Лесной царь - страница 4 будним

денькам мы посещали ее всего два раза -- для утренней и вечерней молитв. Зато по

воскресеньям и церковным праздничкам -- целых семь раз. Нам приходилось еще

находиться на обедне, праздничной мессе, вечерне, повечерии и при

явлении Святых Даров Лесной царь - страница 4. У каждого из нас было свое гнездышко -- неизменное

место. Так как места разнились открывавшимся обзором, то и тут

была своя иерархия размещения, правда, несколько хорошая от

принятой в учебном классе. Вообще-то высшей кастой Лесной царь - страница 4 числились певчие --

бывало, их вызывали на спевки прямо с урока, что давало счастливцам

право на академические поблажки. Но во время службы они располагались на

хорах, под ложноготическим витражом, вокруг фисгармонии, на которой

упражнялся аббат Пижар Лесной царь - страница 4, каковое их положение не представлялось завидным,

если не считать способности видеть сверху все наши затылки разом. Конкретно

Нестор направил мое внимание на достоинства подобного обзора и даже

поделился планом отыскать предлог, чтобы овладеть местечком на Лесной царь - страница 4 хорах. Но то был

только порыв, о котором он здесь же позабыл. Жалею, что не запомнил точно

услышанное как-то от Нестора рассуждение о хорале, где он противопоставлял

осуществившееся в хорале серьезное, как будто Лесной царь - страница 4 архитектурное, согласие с

разрушительным, дионисийским согласием, царящим на школьном дворе.

Как раз певчие послужили для меня предпосылкой некого потрясения, в

самом метафизическом смысле, которое Нестор основательно высмеял, значительно

вправив мне мозги, в чем я насущно Лесной царь - страница 4 нуждался. Мне казалось само собой

разумеющимся, что удостоиться настолько величавой чести, как петь в церкви, могут

только наилучшие из наилучших, прилежнейшие из прилежных, столпы добродетели,

практически святые. Но выяснилось, что если добродетель и не служила

препятствием при отборе Лесной царь - страница 4 достойных облечься в белоснежный стихарь, то важнее все таки

были совершенно другие свойства. Правда оказалось настолько зазорной, что святые отцы

признались бы в ней разве что под пыткой. Дело в том, что в певчие

отбирались Лесной царь - страница 4 одни красавцы. Понятно, что прилежные уроды отметались сходу,

но отбор на этом не заканчивался -- его целью было подобрать смазливых

мальчуганов на хоть какой вкус: блондинов и брюнетов, худощавых и приземистых Лесной царь - страница 4,

розовощеких ангелочков и бледнолицых аскетов, изнуренных праведников и

невинных резвунчиков.

Короче, Нестор открыл мне глаза. Он еще не раз обращался к этой теме,

но главное, что мне запомнилось, это его упрек святым отцам Лесной царь - страница 4 (казалось бы,

проф наставникам юношества) в недопонимании, что хоть какой мальчишка

великолепен только в той мере, в какой он принадлежит для тебя, а принадлежит для тебя

он только в той мере, в какой ты ему служишь. Помещая Лесной царь - страница 4 мальчугана Иисуса на свои

плечи, Христофор сразу Его похищал. В том и явилась вся благодать

Христа, что Он это позволил. Иисус был увлечен могучей силой, которая

благоговейно, с величавым трудом, поддерживала Его на Лесной царь - страница 4 поверхности бурных вод.

Все таки величие Христофора заключалось в том, что он стал сразу и

вьючной скотиной, и подобием дароносицы. Этот переход через реку соединял в

для себя повиновение с похищением. Очевидно, обязанности Лесной царь - страница 4 душеприказчика

принуждают меня делать рассуждения Нестора более понятными и наделять

страстью большей, чем он в их вкладывал, но точно помню его попытку

рассмотреть в небольшом певчем образ Иисуса и рвение повергнуть прелата к

стопам собственного служки.

Конкретно там Лесной царь - страница 4, в "византийской" часовне, рок в первый раз явил себя, что

послужило вроде бы генеральной репетицией разыгравшейся скоро катастрофы.

Я, как обычно, посиживал в предпоследнем кресле ряда, а по левую от меня

руку Лесной царь - страница 4, у самого бокового прохода, который в этом месте становился совершенно

узеньким из-за выступавшей исповедальни, восседал Нестор. Необыкновенным было новое

соседство -- по правую руку от меня сел Бенуа Клеман, молодой парижанин,

которого предки "сослали" в Бовэ Лесной царь - страница 4 подальше от столичных соблазнов. Нас,

провинциальных дикарей, он одномоментно сразил, показывая одно за другим

свои сокровища, вещицы сразу мужественные и романтические --

пистолет с барабаном, компас, ножик с фиксатором, чертика в бутылке. Сейчас Лесной царь - страница 4 я

даже задаюсь вопросом -- не у него ли Нестор выманил гироскоп, свое, как он

его называл, "карманное совершенство"? Но непременно, что меж мальчуганами

зародилось сообщничество, если не дружба, что, по воззрению Клемана, давало ему

право на фамильярность по Лесной царь - страница 4 отношению к Нестору, которая меня очень подавляла

по двум причинам: во-1-х, я просто ревновал, а во-2-х, мне казалось,

что она унижает моего друга. Они часто о кое-чем торговались, кое-чем

обменивались Лесной царь - страница 4. Я не стремился участвовать в их делишках, убеждая себя, что

Нестора заинтересовывают только богатства Клемана, а стоит им иссякнуть, как он

здесь же растеряет к новенькому энтузиазм и поставит его на место.

Мое Лесной царь - страница 4 положение меж молодыми дельцами нисколечко не мешало им

торговаться. Чуть началась служба, как они принялись оживленно

переговариваться через мою голову, не обращая на меня ни мельчайшего внимания.

Очевидно, я не пропустил ни одного Лесной царь - страница 4 слова, да, фактически, данная сделка

уже не единожды дискуссировалась при мне. Нестор выторговывал у Клемана

зажигалку, сделанную из лимонки времен Мировой войны. Клеман добивался за нее

10 белоснежных билетиков, каковая плата казалась Нестору лишней. "Знаю Лесной царь - страница 4 я

эти зажигалки, -- делился он со мной после еще одного торга, -- они никогда

не пашут". Чтоб проверить качество данного продукта, требовалась хотя бы

капля бензина, а раздобыть его мог только Нестор.

Как раз тем воскресным днем Нестору Лесной царь - страница 4 это в конце концов удалось, и только только

окрепли величавые звуки, сопровождавшие Дароприношение, он передал

через меня Клеману драгоценный пузырек. Клеман здесь же принялся переливать

бензин в набитую ватой лимонку, что добивалось особенной Лесной царь - страница 4 осторожности еще из-за

вечно шнырявших по центральному проходу семинаристов-надзирателей. Нестор,

пристально наблюдавший за настолько ответственной операцией, наверное

предупредил бы несчастье, если б его не отвлек отец-попечитель, который,

взобравшись на кафедру, начал свою проповедь настолько Лесной царь - страница 4 особенно, что потрясенный

Нестор, казалось, мгновенно позабыл и Клемана, и лимонку, и пузырек. Слова,

произнесенные отцом-попечителем, я позже не без усилий нашел в "Опытах"

Монтеня, где он их взял в долг Лесной царь - страница 4, пересказав смешной рассказ о португальском

конквистадоре XV века Альфонсо Альбукерке. "Во время лютого шторма,

елейно повествовал пастырь, Альбукерк посадил для себя на плечи мальчика-юнгу,

чтоб их судьбы стали нераздельны. Конквистадор веровал Лесной царь - страница 4, что это отведет от

него божий гнев -- чтобы не гробить невинное дитя, Бог и ему дарит прощение".

После данного вступления святой отец без всякого перехода обратился к

изумительному приключению нашего небесного покровителя святого Лесной царь - страница 4 Христоносца и

последовавшему за сим воздаянию в виде зацветшего посоха. Тяжело

представить, убедил нас пастырь, что во время шторма Альбукерк вспомнил

подвиг Святого Христофора и попробовал оному подражать, хотя ему наверное

было понятно, что Христофор, как, вобщем Лесной царь - страница 4, и хоть какой святой,

покровительствует землепроходцам и мореходам. Нет, скорее всего -- и

это самое поразительное! -- что святой и конквистадор независимо друг от

друга вверили свою судьбу ребенку, совершив однообразное деяние: они

отяготили свои плечи грузом Лесной царь - страница 4, но то был груз благодати, бремя невинности.

Покровительствуя, они подпали под покровительство, спасая -- спаслись!

-- Чешет, как по писаному, -- услышал я вдруг шепот Нестора. -- Небось,

сочинил, записал и вызубрил слово в слово. Здорово бы Лесной царь - страница 4 понадобился таковой

манускрипт для моей коллекции.

Святой отец тем временем и нас, школяров, приплел к похождениям

Христофора и Альбукерка.

-- Так как все вы находитесь под покровительством Святого Христофора,

то с этого момента Лесной царь - страница 4 и присно должны миновать стремнины зла, упасаемые своею

добродетелью. Не запамятовывайте, что именуясь Пьером, Полем либо Жаком, вы

сразу зоветесь Детоносцами, -- Пьером-Детоносцем, Полем-Детоносцем,

Жаком-Детоносцем. А тому, кто обременен сим священным грузом Лесной царь - страница 4, не послужат

препятствием ни реки, ни бурные моря, ни даже пламя преисподней.

Б этот миг под креслами нашего ряда пробежал пламенный ручеек, образовав

горящую лужицу в центральном проходе. Клеман, увлеченно заряжавший свою

лимонку, не увидел, как пролил бензин Лесной царь - страница 4 на пол. Когда же он попробовал высечь

огнь, залитая горючей жидкостью лимонка тотчас вспыхнула, и Клеман выронил

ее из рук. Школяры в панике повскакивали со собственных мест, семинаристы же

напротив упали на колени, полагая, что Лесной царь - страница 4 им явлено волшебство. У дверей началась

давка. Клеман засунул мне пузырек, мешавший ему биться с лимонкой, которая

каталась под скамьями, разбрызгивая пламенные искры. Я обернулся к Нестору и

нашел, что тот безо всяких Лесной царь - страница 4 следов пропал. В конце концов, опамятовался попечитель, зычный

голос которого призвал присутствующих к спокойствию и порядку. Да в общем-то,

перепугались мы понапрасну -- как понятно, чем пламя ярче, тем его легче

сбить. В итоге Лесной царь - страница 4 вред, причиненный пожаром, ограничился парой обгоревших

молитвенников, что, но, нисколечко не преуменьшало вины поджигателей.

Обвиняющий перст проповедника указал на преступников, здесь же ставших

"отверженными". Клеману и Тиффожу надлежало преклонить колена в центральном

проходе. Когда мы Лесной царь - страница 4 предстали перед учителями и однокласниками, по рядам

пронесся шелест кошмара, потому что орудия злодеяния были налицо: Клеман

сжимал в руке лимонку, я -- пузырек с бензином, и явившийся источником всех

бед. Чтобы показать, что инцидент исчерпан Лесной царь - страница 4, попечитель во весь глас затянул

credo, поддержанный певчими, поначалу неуверенно и вразнобой, позже все более

полнозвучно.

Когда же мальчишки, один за одним, огибая нас с Клеманом, потянулись к

клиросу за причастием, занавеска исповедальни всколыхнулась, оттуда

выскользнула Лесной царь - страница 4 просто известная тень и замешалась в массу жаждущих

причаститься. Нестор чуть не коснулся меня, пробираясь к алтарю -- со

скрещенными руками, уткнув в грудь собственный тройной подбородок, весь погруженный

в думы.

25 марта 1938. Каждую ночь я Лесной царь - страница 4 боролся со сном, потому что в другое время

нереально было ни помечтать, ни поразмышлять, другими словами ощутить себя

личностью. Только ночкой можно было, в конце концов, побыть в одиночестве после

гама, царившего на переменах и в столовой, который Лесной царь - страница 4 на уроках и в церкви

сходил на шелестящий шепоток. Ночами нам не возбранялось выходить в

уборную, так что при желании можно было совершить ночную прогулку, каковым

правом я не злоупотреблял, боясь столкнуться нос к Лесной царь - страница 4 носу с местным

сомнамбулом, без которых не обходилась ни одна спальня, как ни один замок без

собственного привидения.

Ужас стать перед педсоветом, усугубленный чувством одиночества,

преследующим "отверженного", и совсем лишил меня сна Лесной царь - страница 4. Встав с постели, я

пробирался повдоль вытянувшихся в ряд кроватей, когда сообразил, что встреча с

привидением неизбежна. Сначала я услышал шорох шагов, а позже увидел гигантскую

тень, передвигающуюся с остановками. Она склонялась к кроватям, рассматривала

спящих, а потом продолжала Лесной царь - страница 4 свое прихотливое движение. Мне не пришлось длительно

вглядываться, чтоб распознать в ней Нестора, облаченного в ватник, делавший

его еще массивнее. Конечно, и он меня сходу вызнал, судя по тому, что мое Лесной царь - страница 4,

казалось бы, неожиданное возникновение нисколечко его не смутило и не принудило

хотя бы на миг отвлечься от собственного занятия. Даже подойдя впритирку, Нестор не

показал ко мне ни мельчайшего внимания, если не считать таким Лесной царь - страница 4 произнесенного

вполголоса рассуждения. Может быть, оно адресовалось мне, но обычно он

схожим образом говорил сам с собой:

-- Вот она, точка предельного сгущения. Игра стянулась в узел. Движение

замерло, образовав позы, которые, естественно, изменяются, но очень Лесной царь - страница 4 медлительно, так

что это непринципиально и есть знаки, которые нужно расшифровать. Из всех их

можно вывести единый и совершенный -- альфу-омегу. Но как? Ну и является ли

четким знаком поза спящего? Они все тут, до Лесной царь - страница 4 одного, каждый наг и

безотчетен.

Но какая-то часть их бытия от меня ускользает. Они тут, но

сразу и отсутствуют, потому что померк их взор. И все ж не в этих ли

потных, покинутых идеей телах Лесной царь - страница 4 сжатие достигнуло собственного предела?

Освещенный мерклым голубоватым светом ночников, рядок кроватей

напоминал вереницу озаренных луной могил. Некие мальчишки дышали с

присвистом -- так свищет студеный ветер в ветвях кипарисов. Воздух был

томным и спертым, как Лесной царь - страница 4 в хлеву, так как наши наставники, потомки

пикардийских и брейских фермеров, считали сквозняк источником всех заболеваний.

Мы добрели до уборной, куда Нестор, к величавому моему удивлению, затащил меня

совместно с собой. Позже он щелкнул задвижкой и раскрыл Лесной царь - страница 4 во всю ширь окно.

Контуры городских крыш и колоколен верно выделялись на фоне мерцающих небес,

как будто начертанные тушью. Колокола Сент-Этьена заунывно отбили три часа.

После затхлого воздуха спальни свежайший ночной Лесной царь - страница 4 ветер показался нам ледяным.

Здесь Нестора обхватило вдохновение: "Сгущение много величавых загадок, -- возгласил

он, -- так как оно и есть сама жизнь. Да и пустота в свою очередь несет

благо. Неодолимая сила тянет нас к Лесной царь - страница 4 пустоте, другими словами к небытию, из которого

все мы вышли". Нестор обернулся ко мне и воскликнул с внезапной страстью:

"Она, вот эта еловая дверка с незначительным запором, отделяет бытие от небытия!"

Унитаз из Лесной царь - страница 4 потемневшего дерева, для чего-то вознесенный на постамент из

2-ух ступенек, горделиво красовался в глубине комнатки, как будто реальный

трон. Нестор оборотился ко мне спиной и нерасторопно, как будто совершая некоторый

ритуал, поднялся Лесной царь - страница 4 по ступеням. Приблизившись к "трону", он спустил брюки,

которые легли на пол, обвившись вокруг его ступней. Потом он заглянул вовнутрь

унитаза, снял с жестяного крючка веничек из рисовой соломки и принялся

надраивать им вазу Лесной царь - страница 4, временами нажимая на рычаг, чтобы спустить воду.

Сзади мне были видны только его могучие напряженные ягодицы. Меня не настолько

поразил их размер, и так тривиальный, сколько их, если можно выразиться,

одухотворенность. Вроде бы Лесной царь - страница 4 это сказать? Два его большущих полушария,

обезображенных свисавшими складками жира, источали изумительную наивность,

даже более -- нечто, по первому воспоминанию совсем чуждое натуре Нестора:

доброту. До этого я благоговел перед авторитетом и всемогуществом Нестора, был

ему Лесной царь - страница 4 благодарен за покровительство, за неизменные знаки внимания, но полюбил

Нестора, только повидав его ягодицы, в каких выразилась вся его внутренняя

ранимость и беззащитность.

В конце концов, окончив работу, Нестор оборотился ко мне. Ватник Лесной царь - страница 4 доходил ему

до пупа. Его пузо и ляжки создавали три волны белесой студенистой плоти,

в каких утоп крохотный член. Воссев на "трон", Нестор тотчас обрел вид

самоуглубленного и отрешенного индийского мудреца, такого Будды. Потом Лесной царь - страница 4 он

продолжил прерванный монолог.

-- Я ничего не имею против общего сортира, который во дворе, -- сказал

Нестор. -- Он сотворен для резвого оправления нужды сразу многими.

Схожее отправление я не назову неблагочестивым, но все таки оно Лесной царь - страница 4 и не

религиозно. Усвой тонкость!

Необходимость присесть на корточки, как и все неудобство данной позы,

просит смирения. Но с другой стороны, приседание -- действие оборотное

коленопреклонению, так как колени, заместо того, чтоб упираться Лесной царь - страница 4 в землю,

уставлены в небеса. Книзу же устремлена омега, и сама земля как будто помогает

акту испражнения, притягивая самую схожую с ней часть нашего тела.

Нестор воздел палец.

-- Но отсюда не следует, что в нашем Лесной царь - страница 4 организме нет ничего, более

подобного земле. Нет, поселяющиеся в его горячих недрах бактерии нерасторопно

делают подлинную землю, ибо что есть дерьмо, как не земля, напитанная

энергией живого организма. Недочет очка состоит в том, что жива Лесной царь - страница 4,

органическая земля, порожденная нашим телом, одномоментно смешивается с землей

минеральной. Очко применимо для материалистов. Натуры же неповторимые находят

неиссякаемый источник удовольствия в созерцании форм, изваянных омегой,

которые часто употребляют архитекторы и даже архитекторы. Утонченные души

тянет Лесной царь - страница 4 возвышенное наслаждение, которое дарит "трон", в особенности ночкой,

когда вокруг владычествует покой и умиротворение.

Засим установилось длительное молчание. Ворвавшийся в окно порыв ветра

раскачал эмалированный абажур и донес до нас отдаленное пыхтение паровоза Лесной царь - страница 4.

Вновь повисло молчание, затянувшееся до того времени, пока в дверь не начал

ломиться некоторый страждущий. Перепуганный и рассеянный, я ожидал, как поступит

Нестор. Тот оставался неподвижен, как гора. Прошло много времени Лесной царь - страница 4, до этого

чем он в конце концов встал с сидения и принялся рассматривать содержимое унитаза.

-- Сейчас ночкой, -- заключил он, -- омега соизволила обратиться к

средневековью, Погляди, Лягушонок, здесь реальная крепость: башни,

гигантские стенки. Вот так Лесной царь - страница 4 штука -- средние века, феодализм! Но ведь мы

уже неделю проходим пламенеющую готику вспомнил он, отвергая жестом рулон

туалетной бумаги, который я ему протянул.

-- Нет уж, эта ночь достойна, чтоб ей был оказан подабающий почет Лесной царь - страница 4. Я здесь

запас глубокомысленнейший манускрипт, который собирался использовать только

в самом праздничном случае. Правда, я не ждал, что он подвернется так

скоро, но уверен, что наилучшего повода не отыскать.

Здесь он достал из заднего кармашка три листка Лесной царь - страница 4 и засунул мне под нос. С

духовным трепетом я прочел 1-ые строчки: "Во время лютого шторма

Альбукерк посадил для себя на плечи мальчика-юнгу, чтоб их судьбы стали

нераздельны. Конкистадор веровал, что это отведет Лесной царь - страница 4 он него божий гнев -- чтобы

не гробить невинное дитя, Бог и ему дарит прощение". Проповедь

отца-попечктеля, своими руками им записанная! Нестор принялся комкать и

теребить листки своими большими лапами, чтобы сделать помягче. Потом он

дал их мне Лесной царь - страница 4, и, опершись 2-мя руками об унитаз, предоставил окончить

работу.

Да и после чего Нестор меня не отпустил. Он увлек меня в лабиринты

служебных лестниц и коридоров, где мне еще никогда не доводилось побывать.

Спустившись Лесной царь - страница 4 на первый этаж, он тормознул у настенного шкафчика и открыл

дверцы. Б шкафчике обнаружилось огромное количество рядов гвоздей с нанизанными на

их ключами. Решительно завладев 3-мя ключами, Нестор повлек меня еще ниже,

в Лесной царь - страница 4 подвал, где царила непроглядная темень -- по последней мере до того времени, пока

мой вожатый с потрясшей меня грубостью не зажег свет в одном из кухонных

помещений. Позже, отвалив томные двери ледника, он брякнул Лесной царь - страница 4 на кухонный стол

бараний окорок, круг швейцарского сыра и бадью абрикосового конфитюра.

Позволив мне жестом присоединиться, он тотчас запамятовал обо мне и стал пожирать

яства без хлеба и воды.

Я дрожал от холода и ужаса Лесной царь - страница 4, меня мутило от вида угощений, меня

продолжал истязать кошмар перед будущей карой за поджог. Но присутствие

Нестора хоть какое событие превращало в заманчивое и магическое приключение. Я не

верю, что у малеханьких деток идеальный эстетический вкус Лесной царь - страница 4. Если посреди

детей распространить анкеты с вопросом, что они считают красивым и

отвратительным, может быть, там обнаружится много умопомрачительных прозрений, но

очень уж нередко они подпадают под притягательность силы, тем паче силы потаенной Лесной царь - страница 4,

волшебной, которая умеет нащупать критичные точки невеселой обыденности

и, сокрушив ее метким ударом, добраться до утаенных ею сокровищ. Нестор был

исполнен схожей силы, и мое благоговенье перед ним было настолько велико, что

я так Лесной царь - страница 4 и не отважился заговорить ни о его необычном поведении в часовне, ни о

грозящем мне из-за его лимонки наказании.

Когда я, в конце концов, вновь растянулся на собственном узеньком ложе, было еще мрачно,

но в Лесной царь - страница 4 примыкающей казарме уже трубили зарю. Оставался всего-то часок до

полседьмого, когда в спальню ворвется одичавшая лавина огней и звуков, грубо

разогнав мои нежные видения.

Я отлично осознавал, что если б Нестор Лесной царь - страница 4 попался совместно со мной и

Клеманом, то уже не сумел бы мне посодействовать, а так у него были развязаны руки.

Все верно, но его неожиданное исчезновение в момент, когда зажегся

бензин, и следующее упрямое молчание Лесной царь - страница 4 об этом происшествии поколебали

чувство защищенности, которое у меня появилось с того времени, как он меня взял

под свою опеку. А ведь пострадал-то я ни за что, послужив в их с Клеманом

делишках не больше Лесной царь - страница 4, чем передаточным звеном. Естественно, ночная встреча с

Нестором и устроенная им демонстрация собственного могущества и власти

немного меня ободрили, но, когда днем надзиратель оповестил, что назавтра

назначен педсовет, который вынесет собственный приговор, до этого Лесной царь - страница 4 допросив нас с

Клеманом поодиночке, я тотчас опять впал в отчаянье, даже в панику. А здесь

к тому же одиночество, на которое меня обрекало положение "отверженного".

Короче, я до того растерял голову, что отважился Лесной царь - страница 4 на побег.

Так как побег казался святым отцам невообразимым, надзиратели не

слишком-то рассматривали уходящих домой экстернов, и мне удалось без

приключений обрести свободу. Обогнув церковь Сент-Этьен, я пересек улицу

Малерб и по Лесной царь - страница 4 улице Таписсери направился прямо к вокзалу. Других маршрутов я в

Бовэ не знал. Мне подфартило. Поезд на Дьепп отчаливал через две минутки, так

что хватиться меня не успели. Я взял билет до Гурнея Лесной царь - страница 4 и забился в купе

третьего класса, уверенный, что каждый пассажир тотчас различает на моем

лице два зазорных клейма -- "отверженного" и беглеца. Поезд шел со всеми

остановками, да еще находил поводы обернуть движение назад, так что три

10-ка Лесной царь - страница 4 км до Гурнея заняли битый час.

Все это время меня истязал вопрос, как разъяснить папе собственный настолько

внезапный визит. Вобщем, мои муки оказались напрасными, потому что

предупрежденный гулком из , Св. Христофора отец повстречал меня Лесной царь - страница 4 прямо на

перроне со своим обыденным равнодушием, которым он как будто подчеркивал, что я

не самый хотимый гость. Он механично пощекотал мне щеки своими усами,

после этого растолковал, холодно, без мельчайшего гнева либо Лесной царь - страница 4 раздражения, что если

прямо на данный момент сесть на оборотный поезд, то я уже к вечеру буду в Бовэ, но даже

и утренний поезд, отходящий в семь пятнадцать, позволит мне поспеть в школу

как раз Лесной царь - страница 4 к педсовету. Дома родной запах мастерской мало умиротворил мою

душу, но наша квартирка на нижнем этаже так видимо отражала повадки

стареющего отшельника, сочетающие педантичную аккуратность с отвратительной

небрежностью, что я ощутил себя там более чужим, чем в Св Лесной царь - страница 4.

Христофоре, хотя родился в ней и вырос. Ночь я провел страшно, мучимый

попеременно бессонницей и ужасами. Меня повсевременно преследовала картина

пожара в часовне, когда вокруг меня вдруг взвилось пламя. Это был прототип

адского пекла, но Лесной царь - страница 4 не только лишь, ведь пожар в Св. Христофоре мог принести мне

свободу. Если б огнь уничтожил всю школу с ее жителями, он бы сжег и

мои неудачи.

Задремал я лишь на рассвете, в момент Лесной царь - страница 4 когда отец пришел меня

разбудить. Но стоило мне пробудиться, как мной здесь же вновь овладел образ

горящего Св. Христофора. Я был готов и сам погибнуть в пламени, каковая

перспектива доставляла мне даже некоторое Лесной царь - страница 4 мрачное ублажение. Я, естественно,

осознавал, что школа вряд ли зажгется настолько кстати, но практически веровал в такую

возможность, потому что вбил для себя в голову, что по другому мне никак не избежать


lesnie-pozhari-nachalis-v-irkutskoj-oblasti-internet-resurs-ust-ordaru-15042012.html
lesnie-pozhari-v-borealnih-lesah-severnoj-evrazii-a-a-tishkov-obzor-vklyuchaet-kratkuyu-informaciyu-o-roli-ognya-v.html
lesnie-pozhari-v-sibiri-uzhe-derzhat-v-napryazhenii-vse-sluzhbi-internet-resurs-annewsru-26042011.html